ua_katarsis (ua_katarsis) wrote,
ua_katarsis
ua_katarsis

Categories:

А.Терещенко "Хрущев. Охота на силовиков" (рецензия, ч.2 "Сионисткий заговор МГБ")

Продолжаю рецензию книги Терещенко. Тему "взаимомотношения Сталина и советских спецслужб в послевоенное время" можно (и нужно) свести к 2м главным тезисам. 1. После войны резко "просело" качество управленцев вообще, и спецслужб в частности 2. Сталин разуверился в руководстве спецслужб и готовил массовую замену высшего эшелона.
Вернемся в 1у тезису. Вопреки любимому мифу гуманитариев, что "война осуществляет природный отбор", на самом деле все строго наоборот. Добровольцами идут на фронт в первых рядах и первыми гибнут зои космодемьянские. А такие существа, как солженицыны, выживают, и потом своим "творчеством" воспитывают подрастающее поколение, из которых вырастают вовы путины и толи чубайсы.
Что касается второго моего тезиса, то дело СДР было далеко не единственным, но решающим в судьбе Абакумова. И прежде чем мы разберем его, ответьте честно сами себе. Допустим, вы хотите изучать изящную словесность. Стихи старых поэтов. Вы для этого: 1. будете создавать подпольную организацию 2... созданную по этническому признаку?!
Собственно, удивленная реакция моих читателей - это уже готовый ответ на вопрос. что такое СДР, кружок юных поэтов или "легенда" для подпольщиков/террористов.

Для общей эрудиции посмотрим в всезнающей Википедии, что такое СДР:
"...«Союз борьбы за дело революции» был организован в Москве студентами Борисом Слуцким, Евгением Гуревичем и Владиленом Фурманом в 1950 году. Была составлена программа и манифест организации. В них говорилось о перерождении социализма в государственный капитализм, сталинский строй характеризовался как бонапартизм, отмечалось отсутствие гражданских свобод, фарсовость выборов, империалистический характер внешней политики, катастрофическое состояние сельского хозяйства. Для размножения документов члены организации изготовили гектограф.
В январе-феврале 1951 года члены организации были арестованы органами МГБ. 13 февраля 1952 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла приговор по этому делу. В приговоре было указано, что группой еврейских националистов была создана изменническая, террористическая организация, участники которой ставили своей целью свержение существующего в СССР строя путём вооруженного восстания и совершения террористических актов над руководителями Советского правительства и КПСС.
Слуцкий, Гуревич и Фурман были приговорены к расстрелу, десять членов организации — к 25 годам заключения, а ещё трое — к 10 годам. Единственной, кто не признал себя виновной на суде, была Майя Улановская.
"
При этом, Википедия "забыла" упомянуть, на каком основании арестованным ультралевакам инкреминировали "терроризм". С антигосударственной пропогандой скрипя сердце, согласились-ведь упомянут гектограф для размножения антисоветских листовок, но "терроризм" при чем?!
И да, а как к СДР отнесся Абакумов?!
Как восторженно пишет автор книги, министр МГБ изначально назвал дело "чушью", и приказал его прекратить, а материалы сдать в архив.
А все ли нам рассказали про этот кружок юных подпольных поэтов автор книги и Википедия?!
Как оказалось, нет.
Но вот что пишет Л.Жура по этому делу:
в статье «Новой газеты» слово предоставляется Сусанне Соломоновне Печуро:
«Наша группа возникла на основе литературного кружка при городском Доме пионеров. Через некоторое время старших участников кружка перестали устраивать занятия, идеологический контроль руководительницы; мы хотели больше знать, больше заниматься теорией литературы. Всего этого Дом пионеров дать не мог, и зимой 1950 года мы ушли, создав на квартире у одного из старших ребят, Бориса Слуцкого (тезки и однофамильца известного поэта), самостоятельный кружок. Мы стали читать стихи поэтов Серебряного века, с которыми нас познакомил Борис Слуцкий».
Однако, как зверствовал сталинский режим!
Предоставил школярам Дом пионеров и предложил изучать литературу под руководством профессионала. Бесплатно! Хорошо, что пионеры вовремя поняли, что они находятся под «идеологическим контролем руководительницы»!
Гр-ка Печуро:
«Мы хотели больше знать, больше заниматься теорией литературы. Всего этого Дом пионеров дать не мог».
Конечно, не мог! Все это мог дать только Борис Слуцкий, причем у себя на квартире. А где еще читать поэтов «Серебряного века»?
Гр-ка Печуро:
«Довольно быстро мы перешли от поэзии к политической теории и начали серьезно читать и обсуждать Ленина и Маркса».
Тут гр-ка Печуро «забыла» упомянуть работы Троцкого, об изучении которых она сообщила следователю, ведущему дело молодых вундеркиндов.
* * *
Гр-ка Печуро:
«Группа создавалась на основе общей идеологии, но мы все были подростками, и нас связывали дружба, взаимное доверие и готовность сделать все друг для друга».
Какой именно «общей идеологии»? Почему такой важный вопрос не заинтересовал журналиста?
Гр-ка Печуро:
«В августе 1950 года ребята (Борис Слуцкий, Евгений Гуревич, Владилен Фурман и его друг Владимир Мельников) предложили мне объединиться в подпольную группу для борьбы за идеалы революции. Я согласилась. Себя мы назвали Организационным комитетом, а группу — „Союз борьбы за дело революции“ (СДР). По всем канонам подпольной организации мальчики написали программу».
А что за «программу» написали «мальчики»? Ну хоть пару пунктов надо бы вспомнить гражданке Печуро. И журналист постеснялся задать уточняющий вопрос!
Гр-ка Печуро:
«Мы практически ничего не успели — мы начали разговаривать на политические темы с нашими друзьями-сверстниками и, если они с нами соглашались, предлагали им вступить в нашу подпольную группу».
И каков результат этой вербовочной деятельности? Много ли «друзей-сверстников» вступило в «подпольную группу»?
Гр-ка Печуро:
«Прочитав воспоминания Веры Фигнер, мы сделали гектограф, использовав для этого игрушечные утюжок и кастрюльки. С его помощью мы напечатали несколько коротких статей на различные темы и несколько экземпляров программы».
Какая скрытная гражданка Печуро! У власти — либералы, а о содержании программы и напечатанных статей до сих пор молчит! Неужели разбор литературных достоинств поэтов Серебряного века нужно было конспирировать? Ведь о других целях «группы» гр-ка Печуро ничего не рассказывает!
Гр-ка Печуро:
«Мы понимали, что мы не одни, и пытались наладить какие-нибудь контакты. В частности, Борис Слуцкий ездил в Ленинград, чтобы найти единомышленников среди тамошних студентов. Мы слышали об аресте в 1949 году Юрия Айхенвальда в МГПИ им. В. П. Потемкина за какие-то высказывания и пытались узнать об этом подробнее».
Что значит «мы не одни»? В каком смысле «не одни»? А зачем Борис Слуцкий хотел найти в Ленинграде единомышленников? «Единомышленников» по каким вопросам?
Гр-ка Печуро:
«К сожалению, наша совместная деятельность довольно быстро кончилась: мы разошлись после спора на одной из встреч. На этой встрече обсуждалась допустимость применения в исключительных случаях индивидуального террора».
Надо же, какие интересные темы обсуждались знатоками поэзии Серебряного века! «Разошлись» и… больше не встречались?
Гр-ка Печуро:
«Наша группа — Слуцкий, Фурман и я — выступила категорически против террора, ссылаясь на Ленина. Тогда Гуревич и Мельников сказали, что уходят от нас и создадут собственную группу. Необходимо заметить, что ни о каких реальных террористических планах у Гуревича и Мельникова речи не шло».
Конечно, «речи не шло»! Именно поэтому и разошлись. Не сошлись в теоретических взглядах на террор.
Гр-ка Печуро:
«Мы знали, что обречены, что нас арестуют, а Боря и Владик знали, что будут расстреляны».
Так и неясно — за что «будут расстреляны»? За выяснение судьбы Гумилева? И почему такая сепарация, — одних непременно «расстреляют», а других — только арестуют?
* * *
Гр-ка Печуро:
«Нельзя сказать, что нас сдал кто-то конкретно, было много разных „сигналов“: сразу после ухода из кружка при Доме пионеров мы оказались под наблюдением МГБ. Я помню, как выходила из дома в школу, а у подъезда стояли два человека — безликие, в одинаковых пальто и шляпах. Я говорила им: „Пошли, ребята“, — и мы шли в школу, а после конца занятий говорила: „Ну, пошли теперь обратно“».
Очень страшно! Чекисты следят за школьниками, переставшими посещать Дом пионеров!
Гр-ка Печуро:
«18 января 1951 года начались аресты. Всего было арестовано 16 человек. Некоторые из нас не имели никакого прямого отношения к группе, а были знакомыми кого-то из участников группы (брали преимущественно тех, у кого были репрессированы родственники — они могли быть озлоблены на советскую власть, — и евреев). Последних брали в марте, видимо, для придания группе масштабности…
Первые несколько месяцев нам не предъявляли обвинений в измене Родине (58–1) и терроре (58–8), речь шла об антисоветской агитации (58–10) и создании антисоветской группы (58–11). Следствие шло на высоком уровне, нами заинтересовался сам министр госбезопасности Абакумов!
Я помню свою встречу с Абакумовым. Он спросил: „Вы там чего, дружили? Господи, что за детский сад!“. Затем, обращаясь к следователю: „Вот какой детский сад привели! — И ко мне: — Выпороть бы вас дома. Уведите!“».

Надо полагать, что абакумовское «Уведите!» означало — увести домой. Значит, никаких претензий к сталинским сатрапам до этого места статьи у гражданки Печуро нет! Однако, каким либералом оказался Абакумов!
Гр-ка Печуро:
«Этим мальчикам и девочкам (старшему — 20, младшему — 16 в момент ареста) не повезло. Факт существования „молодежной еврейской террористической организации“, да еще в центре Москвы, да еще в разгар антисемитской кампании, был использован для подковерных интриг».
Как-то незаметно к концу статьи «Центр по борьбе с чем-то» трансформировался в «молодежную еврейскую террористическую организацию». Там что, по национальному признаку собирались борцы с режимом?
Гр-ка Печуро:
«2 июля 1951 года подполковник МГБ Рюмин пишет донос на своего начальника, министра государственной безопасности Абакумова. Среди прочего Рюмин обвинял Абакумова в том, что он — по терминологии тех лет — „смазывает“ дело СДР, считая, что группа не представляет реальной угрозы, а является просто „детским садом“».
Из сказанного гр-кой Печуро непонятно — подтвердились обвинения Рюмина или нет?
Гр-ка Печуро:
«Рюмин в своем заявлении утверждал, что группа носит террористический характер: планировалось покушение на одного из „руководителей партии и правительства“».
Так Рюмин правду написал или солгал, оклеветал Абакумова?
Гр-ка Печуро:
"Рюмину нужны были доказательства своих слое, и они начали появляться: револьвер (который был неисправен, но в обвинительном заключении об этом предусмотрительно не говорится), гектограф (заметим, что чернила сотрудники МГБ не нашли) и протоколы допросов арестованных (по материалам дела видно, как с июля резко увеличивается количество допросов). По воспоминаниям членов СДР, с июля следствие стало намного жестче и интенсивнее, применялись пытки».
А при Абакумове этих «доказательств» не было найдено?
«Чернила не нашли», значит, они все же были? А револьвер неожиданно появился? А до этого его не было? Лично к гр. Печуро пытки применялись или нет? Ее избивали или ограничились отлучением от тюремного ларька?
Гр-ка Печуро:
«Следствие длилось еще полгода, обвинительное заключение было подписано 4 января 1952 года. Ребят судила Военная коллегия Верховного суда СССР в помещении Лефортовской тюрьмы. 13 февраля был оглашен приговор: Борис Слуцкий, Владилен Фурман и Евгений Гуревич были приговорены к смертной казни и расстреляны 26 марта 1952-го. 10 человек были приговорены к 25 годам лагерей, а трое, которые не имели никакого отношения к группе, — к 10 годам».
Поскольку гр-ка Печуро — член общества «Мемориал», значит для нее не представляет труда затребовать свое дело и проинформировать читателей и граждан страны о судилище, которое устроили сталинисты над «мальчиками и девочками», изучавшими поэзию. Признали они свою вину в судебном процессе или нет?
Tags: СССР, история, рецензии, спецслужбы
Subscribe

Posts from This Journal “СССР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments