ua_katarsis (ua_katarsis) wrote,
ua_katarsis
ua_katarsis

Categories:

Ненужные русские.

Поучительная история, как в РФ разорили семью старообрядцев, поверивших Путину и вернувшихся на Родину. Приехавших не просто с голыми руками, за что уже ненавидят эрефяне беженцев с Донбасса, а со своим накопленным капиталом в 630 тыс.долл. По сути, инвестициями. Что характерно-в травле "белых ворон" приняли участие все. От чиновников, просто укравших деньги, до местных жителей.
Что изменилось с времен "Бориса Пьяного"? Ничего. Уничтожив Союз, пришедшая к власти власть перепрограмировала культурную матрицу народа, как унганы создавали своих зомби из подручного материала.
Вот бесхитростный рассказ С.Мельника и мытарствах его семьи с 1991г:
а полгода в Кишиневе воздух так раскалился, что дышать русскому стало невыносимо больно. У себя на Родине мы стали вторым сортом. Те, кого считал близкими друзьями, стали относиться к тебе как к врагу. В магазинах и в школах появились пренебрежение, злоба, ненависть. После 21 часа русским стало небезопасно гулять в своем районе, не говоря уже о незнакомых местах города. Мы стали изгоями. В классах к нам, русским, стали относиться с пренебрежением. Получить хорошую оценку было просто невозможно. Учителя позволяли себе говорить унижающие твое достоинство колкости".
Это в Кишиневе. В сакральной РФ, "сбросившей иго коммунистов", оказалось еще хуже:
"Мы стали беженцами. Чем помогло моей семье российское государство, которое уже покрывалось «гнилью», в столь трудный период времени? Как защитило, что предоставило взамен утраченного? НИЧЕГО.
У моей семьи отняли все, как и у многих русских семей в других республиках уже бывшего Союза. Нас сделали нищими и никому не нужными, мы стали отбросами, до которых никому нет дела. Что нам оставалось? Выживать.
Моя мама ходила по разным государственным инстанциям, но это был бой с тенью. Проще биться головой о стену, чем попасть в кабинеты тех государственных чиновников, кто реально способен оказать посильную помощь. Статус матери-героини ей ничем не помогал. Как-то очередной чиновник, к которому мы пришли на прием (нам нужно было получить, выпросить немного денег на еду, не говоря уже о вещах), не стыдясь присутствия детей, на просьбу помочь деньгами ответил: «А зачем было столько рожать?»
Кабинеты, в которые мы приходили, ища помощи, были заполнены людьми, от решения которых зависела наша судьба, а сказать проще – кабинетными крысами, которые были так называемой «кавказской национальности»
Как это скверно ни прозвучит, но к русским беженцам относились в столице России как к дерьму, которое не хотели трогать и обходили стороной.
Основная проблема русских беженцев заключалась в том, что они родились или жили на окраине некогда великой Родины – в Чечне, Казахстане, Узбекистане, Прибалтике или Молдове, что им удалось выехать из горячих мест живыми, а не остаться гнить в земле.
Первая наша ссылка по милости московских чиновников была в Пермскую область, Калининский район, деревню Ваши. Там по указке из Центра нам предоставили во временное пользование бревенчатый дом. Но, выделив дом, никто не задумался: а где же дети будут учиться и лечиться, если заболеют? Это никого не заботило, все были рады избавиться от назойливой многодетной семейки, и это им удалось. Школа, в которую нас записали, находилась не так далеко от деревни (не больше 10 км), в поселке городского типа Калинино. Мы не очень вписывались в местный колорит, к тому же были нищими, практически не имели вещей, тем более теплых. Ходили как оборванцы, за одним исключением: вещи были всегда чистые и поглаженные.
Во время наших скитаний, чтобы не умереть с голоду, нам приходилось есть то, что предназначалось скотине, то есть комбикорм. Одно радовало: мама умела его приготовить так, чтобы он был съедобным. Хотя и выбора у нас не было. О настоящем чае мы и мечтать не могли – для нас это было дорогим удовольствием, чай нам заменяли листья малины или других растений, отварив которые получался неплохой напиток.
В поселке было очень много беженцев из Чечни. Своенравный народ, наглый и убогий. Однако вели себя чеченцы так, будто они – хозяева, а все вокруг – рабы. Один из них положил глаз на мою старшую сестру, и нам пришлось вспомнить, что такое страх. Нас снова стали запугивать, постоянно чем-то угрожали. Милиция всего боялась, а в сельской администрации молчали – как всегда, помощи ни от кого дождаться мы не смогли. Однажды поздно вечером сестра с мамой возвращались домой с работы. Ферма от поселка находилась довольно далеко. На улице было уже очень темно, освещение установлено не везде. По дороге их поджидал этот выродок, но он не думал, что сестра будет не одна. Мама с сестрой, поздно возвращаясь с работы, всегда брали с собой на всякий случай палку – из-за боязни темноты и бродячих собак. И когда выродок с гор вышел им навстречу с очередной угрозой, они его так огрели, что когда он пришел в сознание – их и след простыл.
Это была самая жуткая ночь после нашего отъезда из Кишинева. Нам пришлось закрыть двери, окна и ставни, запереться в одной из комнат. У дома собрались дикари, сошедшие с гор, кричали, угрожали, в стекла летели камни. Слава Богу, ни один из ублюдков не полез в разбитые окна. Мы были напуганы. Дети, когда напуганы, кричат и громко плачут – думаю, это слегка их приостановило и заставило подумать теми извилинами, что дарованы им Всевышним, и они не стали штурмовать дом. Хотя, скорее всего, просто испугались, побоялись ответственности и того, что терять нам было нечего.
Хотел бы обратить внимание, что ни один русский не вышел нам помочь. Милиция приехала, как всегда, с большим опозданием, когда ублюдки разошлись по своим норам.
Рано утром мы собрали скромные пожитки и на автобусе уехали снова в Москву
".
Что изменилось? Ничего. В РФ принято высказывать свое презрение к "понаехавшей русне" словами "почему ты не сдох на своем Донбассе". Эрефянам доставляет глумление, когда людей, привыкших к городу-миллионику, ФМС разрешает прописку в дремучей тайге.
Одно не учли эрефяне-рано или поздно, они на своей шкурке почувствуют, каково это быть изгоем в бывшей своей стране.
Tags: РФ, беженцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 124 comments