ua_katarsis (ua_katarsis) wrote,
ua_katarsis
ua_katarsis

Categories:

"Украина-зона,свободная от прав человека" (Захаров)

До войны у меня с Захаровым отношения были напряженные, если не сказать,враждебные. Он, как глава "Харьковской Хельсинкской группы", защищал преступников, обвиняя меня в недопустимой агрессии, я тоже проехался по нему. Но это было в мирное время.
И мое удивление, когда Захаров не прогнулся под новую власть, несмотря на то, что он сам либерал до мозга костей.И в наше скотское время это приятно удивляет.Поэтому привожу мнение на современное положение с законностью и правами человека настоящему либералу (а не таким продажным мразям, как "соросятя").

Начиная с 2015 г., ситуация с правами человека от года к году только ухудшалась. Это и было главной причиной (до сих пор неосознанной!) сокрушительного поражение правящих политических сил в 2019. Но стало еще хуже — из-за полного непонимания победителями необходимости соблюдения прав человека и уважения к ним.
Переселенцы.
29 мая более 800 украинцев обратились к правительству и омбудсману с просьбой наконец решить их проблему — уже 2.5 месяца они не могут попасть домой вследствие карантина! Почти все имеют только зимнюю одежду, многим негде жить, у многих закончились средства, среди них много больных, в том числе онкобольных, которые нуждаются в срочном лечении, почти у всех разделены семьи, словом, у каждого (каждой) есть свои особые обстоятельства. Кто-то приехал ухаживать за больной пожилой родственницей или родственником, кто-то — на лечение, кто-то на погребение близкого умершего человека, кто-то в отпуск, кто-то по другой важной причине. И застряли. 15 марта в 15.30 было объявлено, что с 16 марта пропуск через КПВВ на линии разграничения осуществляется по месту регистрации, при этом справка ВПО вообще не принималась во внимание. То есть те, кто уже давно живет на подконтрольной территории, имеет там работу, жилье и т.п. не могут вернуться домой. И хотя государство только приняло из-за рубежа, как сообщалось, 120 тыс. украинцев, внутри страны оно же создало ужасные условия своим внутренним переселенцам!
НАБУ.
Новые антикоррупционные органы, которые действуют фактически без какого-либо контроля, довольно быстро стали злоупотреблять своими полномочиями и нарушать закон. Это отмечено даже Пленумом Европейского суда по правам человека. В его решении от 6 июля 2020 о снятии иммунитета с Георгия Логвинского, мужа Анны Юдковской, судьи Европейского суда от Украины, отмечается, что «некоторые следственные действия, в том числе тайная слежка, которая проводилось Национальным антикоррупционным бюро Украины, на практике распространялись и на господина Логвинского», и «что есть доказательства, которые свидетельствуют, что, когда проводились эти следственные действия, Национальное антикоррупционное бюро Украины прибегло к давлению на участников процесса».
Сегодня в Украине любую репутацию можно разбить вдребезги, если поставить себе это целью.
СБУ.
В 2020 году СБУ подтвердила свою репутацию крупнейшей нарушителя прав человека среди всех государственных органов — в части правоохранительной деятельности. Все, о чем дальше идет речь, касается только этой части.
Необходимо заметить, что СБУ выходит далеко за пределы своих полномочий, расследуя уголовные правонарушения, не находящиеся в ее подследственности по статье 216 УПК. В 2020 году таких производств было примерно треть от общего количества. В законопроекте № 4196, который декларировался как глубокая и коренная реформа СБУ, была предусмотрена норма, согласно которой СБУ может забрать для расследования любое уголовное производство, содержащее угрозу национальной безопасности. После критики эту норму из переработанного законопроекта № 4196Е убрали, однако СБУ настаивает на этом, и еще неизвестно, как будет реагировать парламент на такое требование.
Служащие СБУ применяли практику задержания подозреваемых без постановления следственного судьи именно в случаях, не предусмотренных статьей 208 УПК Украины. Например, задержанные подозревались в совершении преступлений, которые были совершены ими за несколько месяцев или даже за несколько лет до их задержания. Иными словами, согласно действующему УПК Украины, в таких случаях задержание должно быть осуществлено в общем порядке, то есть по предварительному разрешению следственного судьи, а не в порядке, предусмотренном статьей 208 УПК Украины. Задержание лиц по подозрению в совершении преступления без регистрации такого задержания, задержания под вымышленным предлогом в зоне проведения ООС стали фактическим стандартом подразделений СБУ. Среди случаев, в связи с которыми люди обращались к Харьковской правозащитной группе (ХПГ) за правовой помощью, не было ни одного, когда к задержанному не были бы применены незаконное задержание или похищение, связанное с нарушением всех процессуальных прав задержанного до официальной регистрации задержания, в сочетании с пытками. Нечего и говорить о праве на сообщение семьи о задержании.
Систематическим и массовым является нарушение служащими СБУ права на правовую помощь, которое гарантируется статьей 59 Конституции и регулируется статьей 213 УПК. Согласно ч.4 этой статьи должностное лицо, осуществившее задержание, обязано немедленно сообщить об этом органу (учреждению), уполномоченному законом на предоставление бесплатной правовой помощи. В лучшем случае это сообщение откладывается. Если же для оказания правовой помощи был приглашен адвокат не из Центра бесплатной правовой помощи, то его просто не допускают к задержанному, с чем постоянно сталкиваются адвокаты ХПГ.
В СБУ пытают задержанных и подследственных с целью признания в совершении преступления и сотрудничества со следствием. Ранее в независимой Украине такие явления в практике СБУ нами почти не наблюдалось. А теперь в каждом обращении о помощи жертвы преследования СБУ в ХПГ речь идет о незаконном применении силы. Как правило, жертвы пыток, опасаясь мести в свой адрес и боясь за безопасность своей семьи, не соглашаются свидетельствовать об обстоятельствах задержания, дальнейшего жестокого обращения и содержания под стражей. Тем более они не рискуют инициировать расследование этих преступлений. Соответственно, дела, в которых расследуются незаконные действия, совершенные служащими СБУ, редки.
Сражаясь с сепаратизмом, СБУ прибегает к уголовному преследованию за распространение газет, листовок, статей в Интернете и социальных сетях даже в тех случаях, когда в них нет призывов к применению насилия. Анализ более 500 приговоров по статье 110 Уголовного кодекса Украины, вынесенных в 2014-2020 гг., содержащихся в реестре судебных решений, показывает, что слишком часто по настоянию следствия в качестве меры пресечения применялось содержание под стражей, хотя действия обвиняемых не имели влияния, а сами они не угрожали обществу. Есть все основания говорить о возможных нарушениях права на свободу и личную неприкосновенность, которая защищается статьей 5 Европейской конвенции. В целом судебную практику по статье 110 УК можно оценить как гуманную, поскольку было только около 15% приговоров с реальным лишением свободы, если только освобожденные судом подсудимые не были вновь задержаны для обмена. Тем не менее рассмотрение ряда дел дает основания говорить о непропорциональном вмешательстве в свободу выражения взглядов (возможные нарушения статьи 10 Европейской конвенции). Понятно, что такой взгляд в условиях войны с Россией является непопулярным, особенно среди патриотически настроенной общественности, но это ровно до того момента, когда этих ярых борцов с сепаратизмом не начнут преследовать уже за их взгляды.
Анализ судебной практики по статье 111 Уголовного кодекса Украины (государственная измена) свидетельствует, что в течение всего периода вооруженного конфликта в суд передана лишь треть обвинительных актов от количества производств, в которых вручено подозрение о совершении преступления. Это значительно меньше, чем по статье 109 (67,3% обвинительных актов от количества производств, в которых вручена подозрение) и статьей 110 (73,6%). На мой взгляд, это свидетельствует о слабости правовой позиции обвинения и возможных ошибках в квалификации преступлений как государственная измена и нежелание признать это (ибо «органы не ошибаются»), вот и тянутся годами расследования, а обвиняемые продолжают находиться в СИЗО. А когда такое дело передают на рассмотрение суда, то там обнаруживается необоснованность обвинения, однако, по общей традиции украинского судопроизводства, суды редко решаются выносить оправдательные приговоры. В соответствующем примере относительно военнопленного полковника ВСУ Ивана Безъязыкова можно, на мой взгляд, увидеть полную несправедливость и необоснованность обвинения в государственной измене.
Tags: НАБ, СБУ, беженцы
Subscribe

Posts from This Journal “СБУ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments