ua_katarsis (ua_katarsis) wrote,
ua_katarsis
ua_katarsis

Categories:

К.Колонтаев "Крым битва спецназов. Дополнение. Севастополь и Крым в паутине мистической архео" (ч.4)

Заканчиваю цитировать книгу Колонтаева. Дополнение. Севастополь и Крым в паутине мистической археологии спецслужб сталинского СССР и нацистской Германии

5 мая 1921 года при Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК) был создан «Специальный криптографический отдел» (СПЕКО), позже переименованный в 8-й (специальный) отдел ОГПУ, а затем НКВД.
Данный отдел, находясь формально в составе ВЧК, а затем ОГПУ и НКВД, подчинялся непосредственно Политбюро правящей в СССР коммунистической партии и долгое время представлял собой, по сути, отдельную спецслужбу.
В задачи этого отдела входили функции радиотехнической разведки и контрразведки, создание своих шифров и раскрытие шифров других государств, обеспечение режима секретности и сохранения государственной и военной тайны в деятельности всех остальных государственных структур СССР.
Но кроме этого в самом Спецотделе смысл слова «крипто», то есть «тайна», понимали очень широко, и поэтому кроме шифров, различных видов технической разведки и наблюдения за соблюдением секретности Спецотдел занимался также разработками в различных сферах нетрадиционных научных исследований. Таких, например, как чтение мыслей и их передача на расстояние, поиски различных альтернативных, в том числе и магических источников энергии и связанных с этим древнейших цивилизаций.
Первым начальником спецотдела стал известный к тому времени чекист Глеб Бокий, еще до революции ставший членом оккультного масонского Ордена Мартинистов. Вскоре после создания спецотдела он сделал своим ведущим научным консультантом профессора медицины Александра Барченко, который с 1911 года в возрасте 30 лет начал изучать проблемы паранормальных способностей человеческого организма.
Познакомившись и пообщавшись с Барченко, глава Спецотдела Бокий включил его в штат, а затем сделал и главным научным консультантом.
В 1925 году Барченко создает в Спецотделе масонскую ложу «Единый трудовой союз», в которую сначала вошел Бокий, а затем через него начальник одного из подразделений Спецотдела Е. Е. Гоппиус, заместитель народного комиссара иностранных дел Б. С. Стомоненков и член ЦК ВКП(б) И. М. Москвин.
Одновременно с работой в Спецотделе Барченко становится ведущим научным сотрудником другой очень засекреченной организации – «Всесоюзного института экспериментальной медицины» (ВИЭМ). В нем он работал в лаборатории нейроэнергетики.
Основные идеи Барченко, подтверждение которым он искал в своих многочисленных экспедициях, заключались в том, что, по его мнению, сотни тысяч лет назад на Земле существовали могучие магико-технологические цивилизации, которые обладали способностью воздействовать на различные стороны психики людей и возможностью устанавливать контакты с высшим космическим разумом.
С целью поиска главнейшего артефакта одной из таких цивилизаций – уже упоминавшегося «Камня Ориона» («Чаши Грааля») – Барченко, помимо экспедиций 1921–1922 годов в Карелию и на Кольский полуостров, после своего прихода в Спецотдел в 1926–1927 году организовал археологическую экспедицию по пещерным городам Крыма и окрестностей Севастополя. Штаб этой экспедиции находился в одном из домов на улице Азис в Бахчисарае.
Неизвестно, нашел ли в ходе крымских экспедиций Барченко «Камень Ориона», но по крайней мере ему удалось на основании полученных находок в ходе раскопок в пещерных городах и поблизости от них сделать эпохальное открытие в области археологии и древней истории. Оно заключалось в том, что он пришел к выводу, что пещерные города в Крыму и в окрестностях Севастополя гораздо древнее, чем считала и до сих пор считает официальная историческая наука. По мнению Барченко, эти пещерные города были созданы не бежавшими в Крым от репрессий императоров-иконоборцев византийских монахов, как до сих пор утверждает официальная археология, а племенами, пришедшими из Северной Африки в эпоху конца мезолита – начала неолита. Это открытие Барченко было подтверждено спустя 30 лет известным крымским археологом Аскольдом Щепинским, открывшим при раскопках кургана Кеми-Оба неолитическую цивилизацию, занимавшую в период 6–4 тысячелетий до нашей эры весь Крым и значительные территории к северу от него, которую Щепинский назвал «Кеми-Обинской культурой».
Масонские тайны и дела Барченко привели его к тому, что в мае 1937-го он был арестован, а 25 апреля 1938-го в возрасте 57 лет расстрелян. Та же судьба постигла и его начальника Бокия.
По нынешним, сугубо официальным данным, все разработки и материалы его экспедиций были уничтожены в ноябре 1941 года, во время эвакуации Центрального архива НКВД из Москвы в связи с угрозой ее захвата в то время немецкими войсками.
После нападения Германии на Советский Союз началось перенесение деятельности «Аненербе» на оккупированные немецкими войсками советские территории. Одним из инструментов подобного проникновения стала айнзатцгруппа (оперативная группа) «Д» службы безопасности (СД), возглавляемая штандартенфюрером (в 1945 году – группенфюрером СС и генерал-лейтенантом полиции) Отто Олендорфом.
По мнению многих современных исследователей, кроме карательных операций перед Олендорфом на Украине и в Крыму были поставлены задачи и по линии «Аненербе» (Peter Levenda. Unholy Alliance. London: Continium International Publishing Group, 2003. P. 114, 115, 215).
Об этом свидетельствует то, что после оккупации немецкими войсками к концу ноября 1941 года почти всего Крыма сотрудники группы «Д» во главе с Олендорфом тщательно обследовали все караимские кенасы, средневековую мечеть Кебир-Джамаль в Симферополе, мавзолей дочери хана Тохтамыша на территории пещерного города Чуфут-Кале близ Бахчисарая, руины крепости Керменчик. Так начался немецкий поход по следам экспедиции Барченко.
Непосредственно «Аненербе» начало заниматься Крымом в январе 1942-го, когда в Киев прибыла ее археологическая экспедиция во главе с доктором Гербертом Янкуном. Хорошо зная Олендорфа еще по Кильскому университету, где Янкун тогда преподавал историю и археологию, он быстро установил с ним деловые контакты. К этому времени возможности Олендорфа значительно выросли, поскольку с конца ноября 1941 года он к своей прежней должности получил пост начальника СД и полиции безопасности генерального округа «Таврия». Для помощи экспедиции «Аненербе» в Крыму Олендорф выделил 2-ю айнзатцкоманду Айнзатцгруппы «Д» во главе с штурмбанфюрером доктором Вернером Брауном
Наибольшее внимание эсэсовская экспедиция уделила древнему городу Мангуп, находящемуся между Севастополем и Бахчисараем. Также нацистские исследователи внимательно изучили в окрестностях Севастополя пещерные комплексы в Инкермане, пещерные монастыри Челтер и Шулдан. Большое внимание уделялось пещерным городам и храмам в окрестностях Бахчисарая.
Экспедиция проходила под прикрытием легенды о якобы поиске следов пребывания древнегерманского племени готов на территории Крыма и Севастополя, чтобы исторически обосновать их последующее присоединение к Германии.
Но на самом деле задачей этой германской экспедиции, так же как и экспедиции Барченко, был поиск в Крыму следов и артефактов неолитической цивилизации, основанной выходцами из Северной Африки, которую мы сейчас знаем как Кеми-Обинскую археологическую культуру, и попытки обнаружить те способы и магические инструменты («Чаша Грааля»), с помощью которых ее шаманы и маги, а затем жрецы, могли соединять свою психофизическую и биофизическую энергию с энергией различных земных и космических полей, добиваясь тем самым осуществления своих различных планов.
О том, какое значение придавалось работе данной экспедиции «Аненербе» в Крыму, свидетельствует прибытие в Крым осенью 1942 года рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, который посетил основные места работы эсэсовских археологов.
Tags: Крым, СССР, история, спецслужбы
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments